Божественная Литургия

bl1Во время приходского уикенда мы совершали Литургию в церковном помещении без алтарной преграды. К тому же, жертвенник был перенесён ближе к молящимся —как в древней Церкви, где он стоял у входа в храм. Таким образом, большинству из нас впервые удалось увидеть, что же происходит за иконостасом во время богослужения.
Чуть только рассвело, к 8-ми часам утра мы поспешили в храм. Всё началось с входных молитв и облачения священнослужителей. Затем последовала проскомидия – та часть Литургии, во время которой священник готовит к Таинству Евхаристии хлеб и вино и молится за живых и усопших. Мы обступили жертвенник и, стараясь не пропустить ни жеста, ни слова, смотрели за священнодействиями отца Хилдо. О. Хилдо рассказал, что подобные «богослужения с разъяснением» (миссионерские службы) стали возможны благодаря решению Священного Синода от 27 марта 2007 года.
На жертвеннике лежали большие просфоры, стоял кувшин с вином и были расставлены богослужебные сосуды – потир (чаша), дискос (металлическая тарелочка на подставке), копие (нож), лжица (ложка), звездица (две металлические крестообразно соединенные дуги), покровцы (небольшие покрывала крестообразной формы), воздýх (большое покрывало).

bl2Произнеся молитвы, отец Хилдо взял самую большую служебную просфору (т.н. «агничную»), троекратно начертал над просфорой копием крест и вырезал из неё кубическую частицу с изображением Креста и надписью «ИС ХС – НИ КА», что в переводе с греческого значит Иисус Христос – Победитель. Эта частица называется Агнцем и символизирует собою Христа. Именно эта частица пресуществляется на Литургии и используется для Причастия. На дискосе о. Хилдо разрезал Агнца на четыре части, но не полностью: печать с надписью « ИС ХС» осталась целой.
Со словами «Один из воинов копьем пронзил Ему (Иисусу Христу) ребра, и тотчас истекли кровь и вода…» (Ин. 19,34-35) о. Хилдо воткнул копие в бок Агнца. В это время диакон влил в чашу вино с небольшим количеством воды.
Вырезанного Агнца о. Хилдо положил на дискос, с выгравированными на нем изображением Вифлеемского вертепа и сцены Рождества Христова.
bl3Затем началось поминовение Земной и Небесной Церкви. О.Хилдо пояснил, что порядок этот очень древний: в первые века христианства верующие приносили в храм хлеб и вино в память о своих близких, священник отбирал лучшее для Агнца, а затем вынимал частицы из прочих хлебов-просфор. Сначала из просфор были вынуты частицы в честь Божией Матери (из т.н. «Богородичной просфоры») и святых (одна частица на каждый тип —«чин» —святых: пророков, мучеников и тд. из т.н. «девятичинной просфоры).Из «заздравной» просфоры вынули частицы за Патриарха, архиерея, короля и светские власти, народы Нидерландов и России, затем за духовенство и прихожан. Наконец, из последней служебной просфоры —заупокойной — вынимались частицы за усопших.

Еще с вечера мы приготовили записки о здравии и упокоении своих родных и близких. Посреди храма стоял поднос с маленькими просфорками. Всем прихожанам можно было взять по просфоре и подойти к одному из священников со своими списками. Обычно на проскомидии священник вынимает частицы, а рядом диакон или алтарник читает записки. В этот раз мы сами зачитывали имена.
Все вынутые частицы сначала складываются на блюдечко, а потом высыпаются на дискос и помещаются возле Агнца. В конце Литургии, после причастия народа, вынутые частицы диакон опускает в Чашу со словами «Смой, Господи, грехи тех Твоих рабов, о ком мы вспоминали здесь, Своей святой Кровью, по заступничеству Богородицы и молитвами Твоих святых. Аминь.». Просфорные частицы, напитываясь Животворящей Кровью Христовой, освящаются, и это освящение передается душам людей, за которых они принесены.
bl4Затем дискос с Агнцем и частицами и Чашу покрыли специальными пеленами и произнесли заключительную молитву, в которой помянули «принесших и их же ради принесоша» (принесших, то есть нас, и тех, за кого принесли).
Теперь наступило «время действовать Господу».

После чтения Евангелия и Апостола отец Сергий сказал, что традиционное место проповеди —сразу после чтения Евангелия (как до сих пор практикуется в большинстве поместных Православных церквей). Он также отметил, что в древности проповедь могли произносить не только священники, но и миряне. И в то воскресенье таким мирянином был Джим Форест. Джим поделился своими мыслями на тему только что прочитанного Евангельского отрывка – о любви к врагам. Чаще всего, когда говорят о врагах, мы искренне возражаем – у нас нет врагов, ни нам, ни мы никому открыто не желаем зла. Но если подойти к этому вопросу с христианским максимализмом, то к врагам можно причислить всех знакомых нам людей, кого не было в только что зачитанных нами у жертвенника списках – тех, чьи радости оставляют нас равнодушными, а печали не вызывают сочувствия и желания помочь, тех, чьи жизненные убеждения совершенно несходны с нашими. Как же их полюбить, если нет точек соприкосновения?..
После проповеди начался Великий Вход – священники перенесли с жертвенника на престол хлеб и вино, где благодатью Святого Духа они были пресуществлены в истинное Тело и Кровь Спасителя— Святые Дары.
С большим благоговением к Таинству Евхаристии приступили все (или почти все) наши прихожане. Это была совершенно особенная Литургия!

No comments yet.

Leave a Reply