Введение к теме Приходского уикенда 10-12 октября 2014

Душа и тело. Сегодня вечером я хочу рассказать вам, как родилась эта тема, и, таким образом, попробую определить наше задание на эти три дня, наше движение вперед. Ответ на вопрос «как родилась?», собственно говоря, прост: из удивления. Точнее, тема родились из двух удивлений, о которых я сейчас скажу.

І.   Первое. Есть молитвы, в которых душа и тела упоминаются как некая пара, как вещь единая, которая требует освящения.

Так, мы говорим в молитве перед Причастием:

Да не в суд или во осуждение будет мне причащение Святых Твоих Таин, Господи, но во исцеление души и тела.

Потом благодарим за Святое Причащение:

Владыко человеколюбче, нас ради умерый и воскресый, и даровавый нам страшная сия и животворящая таинства во благодеяние и освящение душ и телес наших, даждь быти сим и мне во исцеление души же и тела, …

(1-я благодарственная молитва)

Более того, есть молитвы, в которых мы просим о спасении души и тела:

и всем подай великую Твою милость: да спасени душею же и телом всегда пребывающе, со дерзновением славим чудное и благословенное имя Твое.

(4-я утренняя молитва священника).

Как же так? Исцеление, освящение и даже спасение для души и тела! Известно, что мы ищем спасения для души, но как же спасается тело? Ведь мы помним сказанное в Писании и в литургических текстах, что тело должно вернуться в землю: «якоже повелел еси, создавый мя, и рекий ми: яко земля еси и в землю отыдеши».

(Икос после 6-й песни канона на погребение.)

«И сказал Господь Бог… в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься». (Бытие 3: 19)

Это первое удивление и наблюдение. У нас пока нет ответа на вопрос о теле, но уже ясно, что в Православной традиции душа и тело зачастую выступают как пара (двоица-единица).

vvІІ.  Второе удивление: откуда пришла такая популярность на Западе к Буддизму и (почти одновременно) к Христианству пришла такая непопулярность? На мой взгляд, это напрямую связано с темой «тело». Так уж произошло, что в массовом сознании укоренилось мнение, что Буддизм уделяет достаточно внимания человеческому телу и его развитию, а Христианство телом скорее пренебрегает. При этом, тот, кто слышал некоторые подробности учения Буддизма, скажет, что Буддизм описывает жизнь человека как путь («Благородный восьмеричный путь, ведущий к прекращению страдания») и внимателен к телу – телу задаётся гимнастика-йога,  что воспринимается с глубокой симпатией. А Христианство, наоборот, воспринимается как некое учение, которое пренебрегает телом и даже презирает тело как своего рода «темницу души». Более того, рассматривая тело как нечто низшее и смертное – а потому едва ли требующее внимания – Христианство  одновременно задаёт «моральные ценности». Мораль – европейская ценность, разделяющая действия человека на «плохие» и «хорошие». На практике, в весьма упрощенном истолковании Христианства, это означает, скорее, карикатуру: Бог стоит над человеком как контролер или судья и грозит ему пальцем: «так нельзя, это плохо!» или, наоборот, «так хорошо, ты должен!». Какому же человеку такое принудительное христианство понравится?!

Таким упрощенным и весьма плоским пониманием Христианства мы, естественно, сегодня заниматься не будем.

ІІІ.   Сегодня мы будем работать над Православным пониманием Души и Тела (и тогда их можно писать с заглавной буквы), что, собственно, лежит далеко в стороне от вопроса популярности или непопулярности, но требует нашего знания и нашего личного отношения к этому предмету.

Итак, я очень коротко, в форме тезисов, выскажу наши исходные положения, которые потом мы и будем развивать.

= Исходные положения:

= Тело и Душа не противопоставлены друг другу.

= Тело не есть граница, отделяющая человека от другого человека и от природы.

= Душа проделывает путь к Богу в течение всей жизни тела. Отнюдь не верно мнение, что только после разлучения с телом душа начинает свой путь к Богу. На этом земном пути тело есть со-работник для души. Как сказал Митрополит Антоний Сурожский: «Все значительные события христианской жизни коренятся в материи, а не в духе, потому что, прежде чем наш дух научится быстро, живо отзываться, его следует воспитывать и укреплять. … И мы даже не задумываемся о том, как много мы познаём таким образом и как мало мы знаем умом о том, на что способно наше тело. Как много можно передать… прикосновением руки; как многое наше тело способно воспринять непосредственно, сколько в нём знания и мудрости.» (Тело и материя в духовной жизни; стр. 134 в сборнике: «Материя и Дух»)

= Путь в течение жизни тела – есть путь расширения души. В Священном Писании синонимом души зачастую является сердце, поэтому там мы находим слова о необходимости расширения сердца. Например, псалмопевец говорит:

Поспешу путем заповедей Твоих,

vv1Когда Ты расширишь сердце мое.   (Псалом 118, 32)

Что это значит для нас? Посмотрим еще некоторые места Писания, которые говорят о том же.

Очень важное свидетельство о таком расширении мы находим у апостола Павла в послании 2 Кор. 6, 11-12: Уста наши открыты к вам, коринфяне, сердце наше расширено. Вам не тесно в нас; но в сердцах ваших тесно.

Слова о такой сердечной «тесноте» можно воспринимать как моральный призыв к «хорошим» поступкам, но о том ли в самом деле говорит апостол? Что его призыв касается не морали, а всей духовной жизни, которая безусловно включает в себя и жизнь тела, о видении христианского пути как расширения души/сердца говорит традиция прп. Силуана Афонского. Архимандрит Захария, ученик старца Софрония (который, в свою очередь, был учеником прп. Силуана) пишет об этом в своей книге, которая так и названа: «Расширение сердца» (подзаголовок “Говорю как детям, – распространитесь и вы.” (2 Кор. 6:13)) в Богословии прп. Силуана Афонита и старца Софрония из Эссекса”.

[Archimandrite Zacharias: The Enlagement of the Heart. [subtitel: “Be ye also enlarged” (2 Corinthians 6:13) in the Theology of saint Silouan the Athonite and Elder Sophrony of Essex. Mount Thabor Publishing, 2006]

И уж совсем не случайно, что эта тема (пусть косвенно) вспоминается во время Пасхи и связана с пасхальной радостью. «Светися, светися, новый Иерусалиме!» – звучит в пасхальную ночь. Это строчкa из пророка Исайи (60 глава), где мы читаем полностью:

  1. Восстань, светися, Иерусалим,

ибо пришел свет твой,

и слава Господня взошла над тобою.

  1. И придут народы к свету твоему,

и цари – к восходящему над тобой сиянию.

  1. Тогда увидишь и возрадуешься,

и затрепещет и расширится сердце твое.

 

Трепет сердца – так на физическом уровне мы ощущаем и переживаем расширение души.

vv2И последняя цитата вновь из Митрополита Антония Сурожского, поскольку именно в его словах очень часто возможно уловить и пережить трепет сердца: «Нет ничего в этом мире, от мельчайшей пылинки до величайшей звезды, что не содержит в своей сердцевине, не несет в своих глубинах, так сказать, трепетность, радостное волнение первого момента бытия, своего становления в бытие, обладания бесконечными возможностями, когда все входит в Божественную область, так что познает Бога и ликует в Нем.” (Тело и материя в духовной жизни, стр. 132: «Материя и Дух»)

Таким образом, для Владыки Антония не существовало противостояния материи и духа, не было ложной альтернативы жизни: либо тело, либо душа. Скажу больше: это было удивлением всей его жизни: способность этого мира, способность материи этого мира быть в Боге и вмещать Бога. И тело, будучи частью материи этого мира, являет знание и мудрость, которые необходимы на пути души к Богу.

Итак, вот тот путь, который требует нашего труда, требует определённых усилий, совместных усилий Души и Тела.

ІІІІ. Я попросил о. Мелетия, чтобы в течение этих дней основной ацкент его рассказа лежал на значимости тела. К сожалению, за такой короткий промежуток времени, который нам отведен, мы не сможем подробно остановиться на всех моментах духовного пути. Потому нам важно сегодня особое внимание уделить Телу. В путь!

Протоиерей Сергий Овсянников

No comments yet.

Leave a Reply