Page 3 - 2009_3rus
P. 3

(Еф 4:30). Вот страх, которому мы должны          фарисей, стоя в храме, зная, что он «по
научиться, — трепет, который нас                  праву» стоит в этом храме, благодаря Бога о
охватывает, когда мы общаемся глубоко-            том, что он такой праведный, что он Бога
глубоко с самым близким нам другом, с             знает, что он соблюдает посты, что он знает
самым близким нам человеком.                      все правила молитвы, что он чист (Лк 18:11—
                                                  12). Молиться надо о потерянных и
И Церковь, то есть совокупность всех тех          пропавших, как молится человек, когда
людей, которые так знают Бога, для которых        собственный сын или дочь пропали без вести,
Бог стал свой, родной, Отец, а Христос, как       когда отец или мать пропали без вести, так
говорится в сегодняшнем Евангелии, Брат           что сердце не находит себе покоя. Болит,
для нас, Церковь, которая является                болит душа, не может утешиться человек о
совокупностью всех этих людей, должна             том, что самый дорогой — жених, невеста —
была бы быть полна такого света, такого           исчез и никто не знает, куда унесла его
трепета, и не только перед Богом, но перед        горькая судьба. Так надо думать о тех,
всяким человеком. Ведь Господь, Бог наш           которых нет среди нас, такой любовью, такой
стал человеком, с тем чтобы войти в область       жалостью, таким состраданием, такой
смерти, в которой мы живем, прожил нашей          молитвой.
жизнью и умер страшной смертью по любви
к каждому из нас, и не только нас, здесь          И вот бывает (и это так страшно видеть, и
собравшихся, а нас, людей, Он пришел не           еще страшнее, когда вдруг обнаружишь, что
праведников спасать, Он пришел взыскать и         сам в этом виноват): вошел в храм человек, и
спасти погибшего (Мф 18:11). А взыскать —         вдруг все вокруг дают ему почувствовать, что
это не значит ждать, чтобы погибший нашел         он лишний и чужой, что нет ему места: он не
дорогу, взыскать — значит оставить                так одет, он не так держится, он не знает, как
собственное место покоя, это значит               креститься, он не пришел так, как надо было
пуститься в далекий, иногда опасный путь          прийти. Он пришел, может быть, первый раз
для того, чтобы найти потерянного.                в жизни, в поисках Бога, а вместо Бога он
Вспомните притчу о пастухе, оставляющем           находит фарисейское общество людей,
девяносто девять овец, которые в                  которые «знают» все обо всем, только одного
сохранности, потому что одна овца                 не знают — любви, только одно забыли —
потерялась в пригорках (Мф 18:12—13).             сострадание, одного только не помнят: что
Девяносто девять овец он не забывает, но он       Христос пришел в мир грешных спасти, а не
знает, что они уже в верном месте, а ту овцу,     праведных, что Он пришел и Его еще при
которая отбилась, надо найти, надо найти          жизни упрекали в том, что Он ест с мытарями
спешно, надо ее и утешить, что она не             (Мк 2:16), общается с людьми, от которых
потерялась, надо согреть ее, потому что мир       делается стыдно приличным людям. И все
вокруг нее был холоден и жесток, надо             мы, православные христиане — увы, себя
привести ее в то место, где и она найдет          чувствуем «приличными» людьми.
радость, любовь, ласку.
                                                  Мне вспоминается, как я раз вошел в храм —
Нам кажется часто, что Церковь — это мы,          неправославный, но это могло бы случиться и
православные люди, уже уверовавшие во             в нашей среде — и увидел надпись: «Нищим
Христа, собирающиеся в Его имя в Его              вход запрещен». Это был храм, где
храмах. Да, это правда, но кто-то из западных     собирались люди, для которых лишни были
духовных писателей говорит, что христианин        нищие, лишни немытые, лишни бедные —
— это человек, кому Бог поручил заботу о          лишни во всех отношениях, не было им там
всех людях, о тех заблудших овцах, о тех          места. Я помню старика нищего, который там
потерянных, растерянных, которых здесь нет.       подошел к священнику и спросил: «Скажите,
К ним должна простираться наша любовь и           а где Хозяин? Вы меня сюда не пускаете, а
наша забота, о них нам надо раньше всего          ваш-то Хозяин с нами ел и пил, и пришел нас
молиться. Но не так молиться, как молился         спасать — не вас, мытых». И мы все

                                               2
   1   2   3   4   5   6   7   8